+7 (495) 969-16-46   Бесплатная Оценка >>

Оценка картин и антиквариата в Витебске. Скупка советской и дореволюционной живописи, рисунков и авангардной графики времен СССР

Профессионализм, репутация, опыт и знания – именно эти факторы являются основой успеха компании «Коллегия экспертов и оценщиков антиквариата». Если вы хотите получить быструю оценку советской картины или рисунка в Витебске или любом другом городе, осуществить продажу живописи в Витебске или же на территории Белоруссии, быстро и выгодно продать старинные гравюры и эстампы – наши специалисты помогут вам быстро и эффективно осуществить сделку по выкупу старинный картин и предметов живописи в Витебске любого уровня сложности. Для того, чтобы осуществить онлайн оценку старинной картины в Витебске, вам достаточно зайти на нашем сайте в раздел «Бесплатная Онлайн оценка картины» или отправить удобный вам способом на номер +7 (903) 969-16-46 (WhatsApp, Viber, e-mail) фотографию имеющегося у вас антиквариата. Ну а пока окунемся в историю этого города и попытаемся разобраться в феномене Витебского живописного чуда.

Искусство живописи в Витебске от Юзефа Пешки до Казимира Малевича

Новые исторические условия (отсутствие государственности на Беларуси, замедленное экономическое развитие Северо-Западного края, длительное сохранение остаточных явлений феодализма), в которых оказался Витебск в конце XVIII в., не могли не сказаться на развитии живописного искусства. На наш взгляд, здесь выделяются два неравнозначных по времени и творческой наполненности периода. Первый, охватывающий почти целое столетие (с 1772 г. по 1860-е гг.), и второй — с начала 1860-х гг. и до 1917 г. И по своей временной протяженности, и по активности художественной жизни, деятельности в Витебске известных художников (живописцев, графиков, скульпторов) они значительно отличаются друг от друга. Для первого в развитии живописи характерны переходная форма от любительства к профессионализации и эпизодические, случайные явления. К примеру, такие, как творческая и преподавательская деятельность в конце XVIII в. известного итальянского архитектора Каэтано Ангиалини (1748—1816). С его именем связано преподавание архитектуры в иезуитском коллегиуме (с 1789 г. с небольшим перерывом до 1803 г.), руководство строительством костелов и непосредственное участие в их оформлении (К. Ангиалини, к примеру, собственноручно построил и оформил алтари в Витебском иезуитском костеле). Или частые приезды и работа в городе и его окрестностях в конце XVIII — начале XIX в. такого известного портретиста и исторического живописца, как И. Пешка (1767— 1831). Заметим, что творчество И. Пешки —это не только ощутимый вклад в развитие национальной белорусской живописи, но и яркий самоцвет в польском изобразительном искусстве.

Подобные события в значительной мере инициировали развитие живописи и способствовали поиску талантливой молодежи, которая могла продолжать свое профессиональное становление на кафедре искусств, открытой в 1797 г. при Виленском университете (так называемая Виленская художественная школа с отделениями рисунка, живописи, гравюры и скульптуры, подготовившая немало художников и учителей рисования для белорусских гимназий, в том числе и в Витебске) или в Полоцком иезуитском коллегиуме (с 1812 г. Полоцкая иезуитская академия), в котором в конце XVIII — начале XIX в. в числе преподавателей был известный архитектор Г. Грубер (1740—1805). Известная исследовательница славянской художественной культуры И.И. Свирида в книге «Польская художественная жизнь» не совсем объективно отмечает, что среди студентов Виленского университета преобладали поляки. На самом же деле на кафедре искусств университета рядом с литовцами и поляками было немало студентов из городов, местечек и деревень Беларуси. Как вспоминает известный деятель белорусской культуры, живописец, портретист, искусствовед А. Шемеш, в университете «можно было видеть разные лица и фигуры: некоторые (это редко) явно принадлежали к высшим классам нашего общества, другие — совершенно деревенские, в грубых кожухах и байковых копотах». Однако оказать определяющее влияние на формирование Витебской школы живописного искусства разовые посещения (пусть и выдающихся художников) и единичные слушатели «Виленской художественной школы», естественно, не могли, хотя в условиях становления национального самосознания играли огромную роль. Обратимся, к примеру, к деятельности И. Пешки, который с 1797 г. жил в Вильно.

Непосредственная близость такого известного исторического и культурного центра, каким к концу XVIII в. стал Витебск, не могла остаться без внимания известного художника. Из Вильно И. Пешка неоднократно и на продолжительное время выезжал на Витебщину, где работал в домах богатых покровителей его талантливого искусства. Небезынтересны многочисленные акварели, созданные художником в Придвинском крае. Однако для нас наибольший интерес представляют его зарисовки, акварели, картины, этюды, посвященные Витебску. Многоплановые композиции, на которых весьма старательно прорисованы архитектурные объемы и формы (именно скрупулезную фиксацию деталей, чрезмерную точность в передаче мостов, ручьев, деревьев и т.п. ставят иногда в упрек художнику), позволяют современникам представить городскую застройку и первоначальный вид многих зданий, а также «последовательно открывать в городском ландшафте все ценное — природные контрасты, наиважнейшие здания, их взаимодействие между собой и с рядовой застройкой». С другой стороны, акварели И. Пешки являются одним из главных источников, позволяющих проследить, как средневековые архитекторы определяли форму доминирующих сооружений с учетом градостроительных условий и местных традиций. Вот, к примеру, две работы И. Пешки, воссоздающие облик Витебска начала XIX в. Перед современным зрителем предстает град, о котором мы больше знаем из теоретических архитектурных источников. Одна из акварелей, по-видимому, рисовалась с каменного моста, соединяющего Дворцовую и Рыночную площади. На первой акварели — слева силуэт бернардинского монастыря (и хотя он как бы ближе к зрителю, однако, как нам кажется, не играет заглавной роли в рисунке); справа — земляной вал, на котором зафиксированы незначительные постройки; внизу — неглубокая река Витьба. Но … все внимание зрителя концентрируется на панораме Взгорья — поражают, казалось бы, штриховые наброски бернардинского монастыря и нескольких стоящих рядом с ним культовых сооружений. Панорама величественная, пространственная, впечатляющая. Второй рисунок, по сути, дополняет первый, расширяя его пространственное восприятие. Сделан он с другого места, как бы подчеркивая, обращая внимание зрителя на ведущие ансамбли города (более близкой взгляду становится Святодуховская церковь), подчеркивая их значимость через прием поочередного изображения наибольших жилищных фрагментов и природных ландшафтов. В то же время и здесь главенствует объемное, панорамное восприятие города художником с выносом к горизонту величественных объемов культовых сооружений.
Сохранились и другие работы И. Пешки, благодаря которым и сегодняшний зритель может увидеть подлинный облик Витебска в начале XIX в. Заметим, что эстетическое совершенство городских панорам И.Пешки основано не только на личностном восприятии их художником, а на природных и социально-культурных городских факторах (например, на равномерном распределении «городского» и «ландшафтного», на контрасте участков плотной застройки и фрагментов городского пейзажа и т.п.). Приходится лишь сожалеть, что художественных работ И. Пешки нет в самом Витебске.

Нам неизвестно, оказал ли практическое влияние И. Пешка на творческую деятельность художников того времени, но, безусловно, его работы могли быть образцом, на который они равнялись и который использовали в своих живописных полотнах. 1840-е гг. связаны с двумя известными художниками: портретистом и пейзажистом И. Хрупким (1810—1885) и графиком Т. Кисли нгом (около 1790-1846). Точных сведений о том, как часто И. Хрупкий посещал Витебск и работал там, нет. В 1840-е гг. он долгое время жил в имении Захарничи вблизи Полоцка, примерно же в это время И. Хрупким написан портрет (его место нахождение неизвестно) жены витебского гражданского губернатора Клементьева). Так же нет сведений о деятельности в Витебске такого известного белорусского художника, как И.П. Трутнев (1827—1912). Правда, о его внимании к городу свидетельствуют созданные в 1841 г. портреты председателя Витебской государственной палаты П.Е. Рубцова и его жены А.М. Рубцовой (в настоящее время полотно находится в Национальном музее истории и культуры Беларуси). Портреты выполнены в реалистической манере, без идеализации образов, без их приукрашивания, с выделением характерных деталей. Еще одна особенность этих портретов — умение художника писать как бы глядя в глаза своей модели, проникая в тайны характера. В портрете П.Е. Рубцова, например, внимание художника концентрируется на наградах. Фронтальное расположение фигуры на плоскости полотна позволило расположить все ордена и медали, по которым, как по послужному списку, можно прочитать биографию этого человека. О сложности и трудностях государственной службы говорит и внимательный взгляд глаз из-под нависших бровей, и плотно сжатые губы, и присогнутые плечи. При создании портрета жены Рубцова Анны Михайловны художнику пришлось приложить немало усилий, чтобы придать сильной женщине с крепким характером как можно больше женственности. Золотистый свет охватывает лицо и тело ее, скользит по тяжелым косам, мощным оголенным плечам, сглаживает крупные черты лица. Завершенность портрету придает зеленый цвет листьев. Кисти И.П. Трутнева принадлежат многие рисунки памятников архитектуры Витебска и Полоцка, подготовленные им по заказу П.М. Батюшкова для книги «Памятники русской стародавности в западных губерниях» (вышла в свет в Вильно в 1870 г.). Рисунки И.П. Трутнева представляют значительный интерес для историков художественной культуры Беларуси как богатый фактический материал.

Хотите продать старинную картину в Витебске или РФ. Бесплатная оценка живописи в Витебске.

Для того, чтобы осуществить онлайн оценку старинной картины, вам достаточно зайти на нашем сайте в раздел «Бесплатная Онлайн оценка» или отправить удобный вам способом на номер +7 (903) 969-16-46 (WhatsApp, Viber, e-mail) фотографию имеющегося у вас антиквариата. Если это по какой-либо причине невозможно, для оценки мы готовы выехать к вам, даже если вы живете за пределами Витебска или Белоруссии. В любом случае мы гарантируем профессиональную, быструю и независимую оценку имеющегося у вас антиквариата и советской живописи в Витебске.

Михаил Андреевич Савицкий и военно-жанровая живопись из Витебска

О Т. Кислинге сведений и того меньше. Это был один из лучших учеников руководителя кафедры графики Виленского университета итальянца Исидора Вейсса, на протяжении 5 лет (с 1824 по 1829) стажировался в Италии и Германии. Известен как портретист, график-сатирик, автор работ на исторические темы. Последние годы жизни Т. Кислинг провел в Витебске, где в одной из гимназий вел курс рисования. Если вспомнить, что Наполеон Орда (1807—1883) — известный польский и белорусский композитор, педагог, писатель, художник, вернулся из эмиграции в Россию в 1856 г., то можно предположить, что созданные им рисунки Витебска относятся к 1860— 1870-м гг. Отмеченные строгой документальностью, работы Н. Орды имеют большую ценность для изучения архитектуры Витебска второй половины XIX в. С середины 1870-х гг. в Витебске жил известный русский художник К.А. Савицкий. Спустя месяц Савицкий снова пишет об активном поиске художественного решения задуманного им полотна: «Рыщу, набираюсь всяких впечатлений, все думаю обогатить картину свою». В результате поисков и поездок по Придвинскому краю К.А. Савицкий создал одно из крупнейших произведений жанровой живописи «Проводы на войну». В реалистической манере, характерной для большинства художников России 1870-х —начала 1890-х гг., картина утверждала новое понимание значения народа в истории, раскрывала его богатырскую силу, его способность в преодолении трудностей и вместе с тем показывала весь трагизм и ужасы войны.

В конце 1890-х — начале 1900-х годов в развитии Витебской живописи произошло событие, имеющее историческое значение не только для культурной жизни города, но и для всего национального искусства. Начиная с мая 1892 г. (в этот год художник купил усадьбу Малое Койтово-Софиевка, переименованную им в Здравнево и расположенную в 16 км от Витебска, вверх по правобережью Западной Двины) и по 1904 г. в пригороде Витебска регулярно жил и работал такой известный русский мастер, как И.Е. Репин. Сохранились интересные воспоминания И.Е.Репина о жизни в Здравнево. 27 июня 1892 год он пишет Н.Стасовой: «Именьице мое называется Здравнево — это наиболее популярное и давнее название этого места. Но если Вы напишете просто «Витебск» — это все, что необходимо, за почтой посылаем. Здесь красиво, край симпатичный, теплый: погода вся чудесная стояла… А какие здесь луга. Какая трава, какие цветы. И сколько земляники. Такой крупной и сладкой, в диком Белорус. Здравнёво. 1892 г. состоянии, в лесу я никогда не видел».

Позже в письме к В.В. Стасову художник пишет: «Живу самой первобытной жизнью, какой жили еще греки «Одиссеи». В строках очередного послания читаем: «У меня от лопаты огрубели руки; но на берегу так весело. Постоянно приходят партии бурлаков… С огромными парусами идут баржи против течения быстрой реки от Витебска к Суражу, Велижу вверх, а оттуда несутся по стремительной воде…» Жизнь и быт простых людей так захватили великого художника, что в одном из писем он заметил: «Искусство кажется мне чем-то удивительным, ничтожным».

Живописец Илья Репин в Витебске и Здравнево

И.Е. Репин так полюбил Здравнево, что шутя назвал его окрестности историческими именами. Были здесь свои «Монбланы», «Ай-Петри», «Кратер Везувия» и др. Случилось так, что недалеко от Здравнево на деревенском кладбище в 1894 г. был похоронен отец художника Е.В. Репин. Здесь великий художник создал такие широко известные картины, как «Белорус», «Охотник с ружьем», «На Западной Двине. Восход солнца», «Осенний букет» (портрет дочери Веры на фоне осенней белорусской природы, 1892), «Косецлитвин» (1894), «Дуэль», «Лунная ночь. Здравнево», «Портрет сына Юрия на террасе Здравневского дома» (1896) и др. Под Витебском И.Е. Репин создал более 40 картин, множество эскизов, этюдов, зарисовок и т.д. Одних только этюдов с крестьян к картинам «Дуэль» и «Проповедь Иосафата Кунцевича» было написано более 40.

О картинах «Осенний букет» и «Охотник» (дочь Надежда в охотничьем костюме) Репин в письме к Т.Л. Толстой замечает: «Начал было писать восход солнца над Двиной (я каждое утро, как пифагореец, готов ему петь гимны — как это величественно…), но пейзаж мне не дается. Потом писал этюд с Надежды на воздухе. Она в охотничьем костюме, с ружьем за плечами и с героическим лицом… Сейчас начал писать с Веры, среди сада, с огромным букетом простых осенних цветов, в берете, жизнерадостную, юную и ласковую». «Осенний букет» — одно из лучших произведений художника начала 1890-х гг. Это гимн юности в его самом заветном единении с природой (Б.А. Крепак). Картины И.Е. Репина, созданные в Здравнево, наполнены белорусским национальным колоритом, красотой белорусской природы, своеобразным лиризмом и романтической приподнятостью. Вот, к примеру, картина «Белорус». На нас смотрит жизнерадостный молодой человек (есть версия, что это двинский плотогон Сидор Шавров) в традиционной крестьянской сермяге. Характерное белорусское лицо, открытый взгляд, искренность, доброжелательность, чувство человеческого достоинства, легкая улыбка… Кажется, так и услышишь: «Ну, вот такой я и есть, весь перед вами». О «Белорусе» трудно говорить. Его надо видеть. Очаровательное и поражающее его сходство с натурой, умение художника заглянуть внутрь человека, в глубину его души и характера и понять их, чтобы с неведомой силой запечатлеть на холсте, создавая желанный образ. Без преувеличения можно сказать, что до «Белоруса» Репина в русской живописи не было такого жизненного, глубокого, типического образа белорусского крестьянина. Для белорусского искусства это был новый, значительный шаг на пути к демократизации изобразительного творчества.

Юдель Пэн и Витебская живописная школа до революции

Свое продолжение репинское начало найдет впоследствии в живописи Ю.М. Пэна. Руководитель Витебской живописной школы искал пути к демократизации искусства, его социализации. Ю.М. Пэн стремился не только обучать рисованию и живописи, но и вынести искусство за стены школы, сделать его явлением общезначимым, связать функционирование школы с художественной и общественной жизнью Витебска. Поэтому важным направлением в школе Пэна была организация выставочной деятельности. При этом на выставках экспонировались не только работы Ю.М. Пэна, но и учеников, и выпускников школы. Начинающие художники вступали в творческую жизнь плечом к плечу со своим учителем. Такие выставки организовывались в Витебске в 1907 и 1914 гг. Как свидетельствует пресса, и первая, и вторая выставки пользовались среди горожан большим успехом. А впервые жители города познакомились с творчеством Ю.М. Пэна в 1899 г. на первой художественной выставке, устроенной обществом опеки над детьми (в выставке принимал участие и И.Е. Репин). Пэн на этой выставке был представлен более чем двадцатью живописными работами, акварелями и пастелями. — Несколько слов о самом художнике. Родился он в городе Ново-Александровке бывшей Ковенской губернии в бедной еврейской семье. Детство прошло в патриархальной мещанской среде, старательно сохраняющей древние еврейские традиции и обычаи. Верность этим традициям сохранится у художника на протяжении всей его жизни — во многих картинах Ю.М. Пэна заметна склонность к идеализации национальных черт еврейского быта, созданию образов, символизирующих и раскрывающих черты национальной морали и психологии. Галерея типичных образов еврейских мещан и ремесленников («Часовщик», «Скудный ужин», «Старый портной», «Последняя суббота», «Солдат старой армии», «Еврейский раввин», «Сват» и др.), созданная в начале XX в., является лучшим тому свидетельством.

Первыми учителями Пэна были студенты Академии художеств В. Гиршович и И. Аскназий, оказавшие ему помощь при поступлении на учебу в Академию в 1881 г. Однако, поступив в Академию, будущий художник на первом курсе считался вольным слушателем. Надо было сдать все экзамены по общеобразовательным предметам, чтобы стать действительно студентом. Это было особенно важно для еврейского юноши, получившего начальное образование в хедере, где учитель (ребе) больше заботился о своем хлебе насущном, чем о знаниях учеников. Поэтому первый год учебы в Академии для Ю.М. Пэна стал годом самообразования. С помощью студентов старших курсов он сдал все необходимые экзамены. В 1885 г. Пэну вручен Диплом об окончании Академического курса наук в Императорской Академии Художеств и присвоении звания Неклассного Художника (неклассными назывались художники, которые после окончания учебы не приписывались к определенному классу чиновников).

С 1896 по 1937 г. жизнь и творчество Ю.М. Пэна неразрывно связаны с Витебском. Здесь он сформировался как высококлассный многоплановый художник (портретист, мастер бытового жанра, пейзажист), здесь раскрылся его талант организатора (созданная им школа рисования и живописи существовала с 1898 по 1918 г.), педагога (занимался преподавательской деятельностью и в послереволюционные годы), воспитателя молодой творческой смены. Художественное наследие художника составляет более 800 картин, эскизов, этюдов. Экспонируется же в настоящее время лишь небольшое количество (в специальном зале в Витебске и Минске), все остальные работы по прежнему находятся в запасниках музеев. Без преувеличения можно сделать следующий вывод: Ю.М. Пэн, по сути, не только заложил основу Витебской художественной школы в дореволюционные годы, но и по сегодняшний день остается непревзойденным представителем реалистического направления в ее творчестве. В дореволюционной живописи Ю.М. Пэна условно можно выделить два периода: до революции 1905—1907 гг. и после революции. Казалось бы, и там, и там определенную роль играет внимание художника к человеку, его повседневным заботам, его психологическому состоянию. Но если в начале столетия преобладают композиции, пронизанные реалистическими идеями и традициями передвижников, жизнеутверждающим началом («Часовщик», «Старый портной», «Письмо из Америки», «Автопортрет в соломенной шляпе», «Портрет художника Л. Туржанского» и др.), то с наступлением реакции (после поражения революции 1905—1907 гг.) в творчестве Пэна остро заметны пессимистичные черты, граничащие с мистицизмом, господствует темная колористическая гамма. Хотя работы начала века не всегда глубоки по содержанию и часто носят созерцательный характер, все же в них заметны симпатии художника к постижению тягот и страданий народной жизни, воссозданию ее в рамках традиционного еврейского быта. Здесь преобладают реалистически жизненные образы «людей из народа» («Нищий», «Старый солдат», «Улица в Витебске» и др.), находят свое отражение революционные события в Витебске («После забастовки»), картины живут духом и идеями эпохи.

Марк Шагал в Витебском художественном училище

Восемнадцатилетним юноша Марк Шагал начал в Витебске свой путь к вершинам мировой славы в искусстве Марк Захарович Шагал (1887—1985). Именно в этом возрасте в 1906 г. он поступил учиться в школу рисования и живописи Пэна. Вот что пишет об этом сам Шагал: «Первый привет от Пэна я получил в тот момент, когда трамвай меня медленно потянул в гору к Соборной площади, и перед моими глазами промелькнула издали вывеска, на голубом фоне белыми буквами «Школа рисования Ю. Пэна».
Ах, подумал я при этом, совсем интеллигентный город наш Витебск. Я решил поближе познакомиться с вывеской. Оказалось, большая голубая двухаршинная жестяная вывеска из тех, которые висят обычно над магазинами…». И второй, непосредственно от Ю.М. Пэна: «…Что скажете? (вопрос Ю.Пэна к пришедшим к нему со своей матерью юному Шагалу) — Вот, право, не знаю я… Он хочет стать художником. Он с ума сошел. Посмотрите, пожалуйста, его рисунки…» Пэн даже не моргнул глазом. Он машинально перелистывал … копии рисунков из «Нивы» и бормочет: «Да, … у него есть способности…».

Этот сложившийся еще в ранние годы мир образов Шагала оказывался важнее и устойчивее тех новых приемов фовизма или кубизма, которые художник активно осваивал в Париже. В течение всех парижских лет он не прерывал занятия с небольшими гуашами на витебские темы, вбиравшими его ностальгические воспоминания о родных местах со знакомыми с детства еврейскими культовыми построениями. Сегодня можно лишь позавидовать убежденности М.З. Шагала в том, что его оригинальная художественная школа изобразительного искусства не только будет признана, но и станет всемирно известной. Хотя ждать этого признания великому Мастеру пришлось достаточно долго. Ибо первые выставки да, пожалуй, и все работы витебского периода жизни художника в общественном мнении встретились с пассивной выжидательной позицией. Да и профессиональная критика, как свидетельствуют материалы печатных изданий тех лет, чаще всего выступала в роли интерпретатора творчества, избегая однозначных оценок.
После возвращения в 1914 г. из заграницы М.З. Шагал в 1914—1915 гг. снова живет в Витебске. Новая творческая волна охватила Шагала в 1915 г. после женитьбы на любимой девушке Белле Розенфельд. Невеста художника получила хорошее образование, училась в Москве в знаменитой школе Гертье — изучала историю, философию и литературоведение, а затем в одной из студий К.С. Станиславского (может быть, именно это и послужило сюжетом для многих работ Шагала). «…Ни одной картины, ни одной гравюры я не заканчиваю, пока не услышу ее «да» или «нет», — так определяет сам М.С. Шагал роль Беллы в его творчестве.

На 1910-е гг. приходится в Витебске деятельность такого известного художника, как Константин Антонович Змигродский (1876—1936). Окончив Краковскую Академию искусств, он с 1906 по 1914 г. был преподавателем Витебского коммерческого училища Грекова. Художник активно сотрудничал с Витебской ученой архивной комиссией, был хранителем ее музея. К.А. Змигродский занимался живописью (преимущественно историческим жанром), медальерным искусством, книжной графикой (оформил несколько книг). Таким образом, почти 150-летняя история изобразительного искусства в Витебске предстает перед современным читателем небогатой на художественные школы и течения, не так уж много художников участвуют в ее создании. Однако и то, что сохранила для нас история, говорит о поступательном развитии искусства, отражении в нем многообразия художественных поисков и решений, основополагающих стилей и направлений. От акварелей известного И.Пешки через творчество художников менее известных до реализма «передвижников» (К.А. Савицкий, И.Е.Репин), оказавших существенное влияние на художническое мастерство Ю.Пэна таков путь витебской школы живописи к началу XX в. Венчает его искусство М.З. Шагала, явившееся знаменательной вехой в художественной культуре предреволюционного Витебска. В данной статье анализируются и осмысливаются лишь главные, на наш взгляд, узловые явления и события.

Казимир Малевич и Эль Лисицкий в народно художественном училище Витебска

Литературная, музыкальная и театральная жизнь Витебска в конце XVIII начале XX в. для современника явление столь многоплановое, что сделать его подробный анализ в одной главе практически невозможно (хотя до последнего времени считалось, что о развитии «высокого» искусства в Витебске, как, впрочем, и во всей Беларуси, «сохранились лишь отдельные несистематизированные суждения»). После революции в 1919 г. Шагал просит своего первого преподавателя Ю. Пэна возглавить мастерскую народно художественного училища, и его студия превращается в полноценный корпус. В том же году, снова по приглашению Марка Захаровича, в Витебск, на должность преподавателя по основам архитектуры, печатного и графического дела, прибывает Эль Лисицкий. Несколько позже в Витебск приезжает и сам Казимир Малевич, что в последствии вызвало большие споры между Малевичем и Шагалом за право решения вопросов связанных с реформами в системе преподавания, а точнее за право Каземира Севериновича производить фундаментальные преобразования в этой сфере. Данный конфликт послужил в последствии причиной отъезда Малевича в Петербург, тогдашний Петроград. Шагал в последствии уедет в Париж, а Малевич совместно со своими учениками по Витебской школе искусств создаст знаменитую группу идеологов «УНОВИС», а так же именно в Витебске будет работать над своим большим теоретическим трудом о теории «супрематизма» — нового направления в искусстве. По воспоминаниям Эль Лисицкого он в том момент оказался меж двух огней. С одной стороны его незабвенный и любимый учитель Марк Шагал, а с другой радикальный и прогрессивный Малевич со своими супрематическими идеями. Выбрав между ними двумя последнего он в последствии станет последователем и идеологом идей Малевича и внесет свой неоценимый вклад в развитие супрематической концепции.

Данный текст подготовлен на основе книги и материалов авторов  А.В. Русецкого и Ю.А. Русецкого и в наших последующих статья мы подробно остановимся на различных антикварных предметах их классах в общей иерархии антикварного дела. Для того, чтобы осуществить онлайн оценку старинной картины в Витебске, вам достаточно зайти на нашем сайте в раздел «Бесплатная Онлайн оценка картины» или отправить удобный вам способом на номер +7 (903) 969-16-46 (WhatsApp, Viber, e-mail) фотографию имеющегося у вас антиквариата. Если это по какой-либо причине невозможно, для оценки мы готовы выехать к вам, даже если вы живете за пределами Витебска или Белоруссии. В любом случае мы гарантируем профессиональную, быструю и независимую оценку имеющейся у вас антикварной живописи.


Нажимая «Отправить», я соглашаюсь с пользовательским соглашением.

Перезвонить

+7 (495) 969-16-46
+7 (903) 969-16-46

*Имя:

E-mail

*Телефон:

Сообщение:

Нажимая «Отправить», я соглашаюсь с пользовательским соглашением.